Комментарий рав. шауль Айзека Андрущака к недельной главе «Ваикра»

Недельный раздел «Ваикра» и, соответственно, вся книга «Ваикра» начинается с детального описания порядка жертвоприношений.

Жертвоприношения, как известно, делятся на несколько категорий. И по нескольким параметрам. Целая наука.

Одна из самых базовых классификация приношений: на обязательные и доброхотные.

И Тора начинает разговор с доброхотных. Сначала жертвы всесожжения, о которых Раши пишет, комментируя слова «когда человек (какой-либо) из вас принесет (пожелает принести)»  (Ваикра, 1:2): «Когда принесет — речь в теме идет о доброхотных жертвоприношениях». Затем доброхотные  мучные (и ли, как это принято называть в наше время, «глютеновые»), среди которых, впрочем, есть и одно обязательное – «хлебное приношение из первых плодов». Затем, так называемые «мирные» (Раши проясняет: «(Названы так), потому что утверждают мир в мире и т.д.»). И только затем (начиная с четвертой главы), начинается разговор об обязательных – грехоочистительных и повинных жертвах.

Возникает вопрос: что за странная последовательность? Нас с детства приучают к тому, что делу время, а потехе час. Что сделал дело – гуляй смело. Про наши пальчики устали. Про будешь есть без хлеба – никогда не наешься. ВСЕ знают, что сначала нужно заниматься обязаловкой, а уже только покончив с ней – всем остальным. Доброхотным.

А тут Тора меняет порядок вещей, казалось бы, с естественного на противоестественный!

И Раши, что поразительно, на эту тему молчит. То ли считает, что все и так понятно. То ли полагается на уже сказанное выше. Хотелось бы понять, как он всю эту историю себе видит.

Если бы не было там мучных приношений и мирных жертв, можно было бы попробовать сказать так: конечно, жертва всесожжения – она доброхотная. Но, с другой стороны, искупающая некоторые виды прегрешений. Говоря словами все-того же Раши (Ваикра, 1:4) « (такое всесожжение) искупает за (несоблюдение) предписывающей заповеди и за (нарушение) запретительной заповеди, переходящей в предписывающую». А, значит, можно было бы сказать, что Тора идет по нарастающей: сначала менее существенные провинности (уклонение от  исполнения преступлений), искупаемые жертвами всесожжения, затем более серьезные (нарушения запретов»), за которые – грехоочистительные жертвы и под конец, самые зверские, за которые нужно приносить повинные жертвы.

Очень стройное кабы. Но только кабы. Потому что мучные и мирные жертвы, своим месторасположением, всю это красоту разрушают и делают совершенно невозможным.

Давайте думать дальше

Немного подумав, мы, наверняка, обратим внимание на еще одну кажущуюся несуразность последовательности описания жертвоприношений.

Как уже было отмечено, первыми упоминаются доброхотные приношения. Затем обязательные. И те и те – частные. А общинные – даже не во второй серии!

И опять ничего не понятно. Как это? Как можно личное ставить поперед общественного? Что это за мелкобуржуазный индивидуализм?

Можно было бы, конечно, попробовать сказать, что это потому, что в отличие от жертв индивидуальных, которые приносятся, чуть ли не все время, когда Храм функционирует, жертвы общинные, практически все, приносятся по очень определенным дням и часам. Вот поэтому индивидуальные, как более универсальные, и идут первыми.

Но это не дает ответ на вопрос, почему разговор об общинных жертвах откладывается так надолго. А не начинается сразу по завершении описания порядка приношения индивидуальных.

А может не пытаться искать какую — то глобальную логику там, где все сводится к техническому моменту?

Ну, например, скажем так.

Заповеданный порядок жертвоприношений связан с возведением и запуском в эксплуатацию Храма (Скинии).

И есть восьмидневный порядок «новоселья» Храма. Со своими особыми, на эти дни, порядками жертвоприношений.

И вполне можно сказать, что «Ваикра» начинает с жертвоприношений, которые были актуальны именно на период первых восьми дней.

То есть. Храм готов к запуску. Пора. И Всевышний говорит Моше: сначала расскажем Аѓарону, его потомкам-коѓенам и всему еврейскому народу о том, что им потребуется знать в ближайшие восемь дней. А о том, что дальше, как и о том, что в течение этих восьми дней, всё равно, будет приноситься тобой, Моше, поговорим позже. Не будем забивать им оперативную память.

И тогда становится понятным и почему доброхотные жертвы упоминаются первыми!

Да, потому, что совершенно логично, что в те дни всеобщего воодушевления и религиозной истерии, никому, особенно, в голову грешить не приходило. А вот приносить доброхотные жертвы – наверняка, приходило в голову всем. Новинка же. Кому не хотелось попробовать? Тут когда трамвай в Иерусалиме пустили, весь Израиль и вся Палестинская автономия на нем полгода катались в порядке аттракциона. А тут – целый Храм. Как говорится, Храм построить – это вам не ешака купить. Естественно, очередь принести доброхотную жертву занимали с вечера. И номера на руках писали. Все по полной программе. Как за билетами на концерты Аллы Пугачевой во времена моей юности.

Так что, действительно, прав был Раши. Все просто. И в пояснениях не нуждается.

А теперь вспомним о том, что Храм – он, конечно, Храм. Но еще и модель нашей души.

И попробуем понять, что означает порядок упоминания приношений (духовных процессов) в той последовательности, в которой это делается нашей святой Торой?

Есть известный глобальный вопрос относительно того, как описываются жертвоприношения.

С одной стороны, нам всячески дают понять (да мы и сами понимаем, кто не пальцем деланный), что главное в жертвоприношении – это мысли и переживания, которыми оно сопровождается. Которые, единственно, и имеют истинную ценность в глазах Небес. И единственно оправдывают, в глазах особо гуманных товарищей, массовый забой скота, птицы, муки и т.д.

А с другой стороны, в Торе практически НИЧЕГО не говорится о том, что же именно нужно думать и чувствовать. Все инструкции из этой области касаются сугубо, подчеркнуто технических моментов: иметь в виду правильный вид жертвы, не иметь в виду нарушить какие-то ограничения, касающиеся жертвы и т.д. То есть и тут  вещи, касающиеся формы. И ничего по содержанию.

Почему? Что это за «думай то, не знаю что»?

Отвечая на этот вопрос, точнее предвосхищая его, Тора начинает разговор о жертвоприношениях — с доброхотных. С тех, что приносятся по велению сердца. Не по указке и без подсказки. С блюза и соула жертвоприношений. Где вся фишка в том, чтобы ты сам что-то подумал и почувствовал, и это что-то заставило бы тебя вознести жертву Всевышнему. Чисто импровизационную по сути. Хотя, конечно, облачённую в подобающую форму (момент, определяющий разницу между хорошей музыкой и интересной).

Почему именно с них начинается разговор? Чтобы дать нам понять: это общее правило для ВСЕХ приношений: мысли и чувства, которыми они сопровождаются, должны быть доброхотными, сделанными своими руками. И без подсказок.

И это объясняет, почему Раши добавляет кажущееся избыточным (и потому легкомысленно опускаемое большинством переводчиков) слово: «речь в ТЕМЕ идет о доброхотных жертвоприношениях». Здесь есть Тема. Сквозная тема, прослеживаемая в описании всех жертвоприношений.

И связанно это с тем, что, на самом деле, на подсознательном, так сказать, уровне, все, что делается евреем во имя Небес и все, что приносится им – сугубо добровольное. Тора только подсказывает что и как. А нам только дай.

Разница тут только в том, что в случае с доброхотными жертвами это все очевидно и несомненно. А когда речь заходит о жертвах обязательных – тут очевидность и пропадает (вплоть до того, что вылезает с другого бока: когда злодея, не желающего приносить обязательную жертву, ухайдокивают до тех пор, пока он, вражий потрох, не осознает насколько же он, на самом деле, хочет жертву принести, только стесняется попросить. То есть принуждение до полной доброхотности обязательного). Но суть остается. И на уровне сущностного – мыслей и чувств – элемент доброхотности сохраняется в полный рост.

Вот-вот придет Машиах. Вот-вот будет отстроен Храм и возобновятся жертвоприношения. Расторопные люди заработают огромные деньги, торгуя очередями в Храм, принести доброхотную жертву. И шпаргалками с инструкциями, что думать и чувствовать. Помните: всякий удачный экспромт – тщательно подготовлен. Поэтому упорядочиваем свои мысли о Всевышнем и свои чувства к нему. Чтобы было что выражать, вскорости, в наши дни.


Вам может понравиться

Комментарии: