Урок недельной главы: Кто кому кто

«И направил Израиль послов к Сихону, царю Эмореи» (Бемидбар, 21:21). Казалось бы, что тут нуждается в объяснениях? Трогательная в своем простодушии библейская дипломатия. Не какой-нибудь хитрокрученный визит Порошенки в Вашингтон.

Но Раши, который, как известно, вставляет свои пару слов только в случае, если возникают какие-то непонятки касательно прямого смысла слов Писания, находит тему для комментария (слов «и направил Израиль послов»): «А в другом месте связывает отправление послов с Моше, как сказано: «И я направил послов из пустыни Кедемот» (Дварим, 2:26). И так же: «И направил Моше послов из Кадеш к царю Эдома» (20:24). А в связи с Ифтахом сказано: «И направил Израиль послов к царю Эдома и т. д.» (Судьи, 11:17). Эти стихи дополняют друг друга: один заключает, а другой открывает. Моше есть Израиль, а Израиль есть Моше. Сказать тебе, что Глава поколения – как все поколение, ибо Глава и есть все».

О! Вроде прояснилось! Т.е. мы были правы: в самом стихе ничего, требующего пояснения нет. Просто ниже, в книге Дварим, будет сказано, что послов к эморейскому царю Сихону направил Моше. А в нашем стихе сказано, что Израиль (в смысле, народ Израиля, а не праотец Яаков-Израиль). И вот Раши объясняет, каким образом одно не противоречит другому: глава народа, глава поколения (Моше) и есть народ и т. д.

Все хорошо – одно плохо: прекрасно известно, что Раши отвечает на возникающие вопросы не раньше, чем они возникают у рядового пятилетнего читателя. А у рядового пятилетнего читателя вопросов по словам «и направил Израиль послов» до тех пор, пока он, многими главами ниже, не прочитает «И я (Моше) направил послов» – не возникает. А это значит, что комментарий Раши не может быть посвященным этому, еще не возникшему у читателя вопросу.

Короче говоря, Раши отвечает на какой то другой вопрос, связанный со сказанным именно в данном стихе. Правда для того, чтобы дать ответ приходится привлекать стихи, до которых пятилетний читатель еще не дошел. Но это как раз вполне допустимый прием.

О чем же идет речь? Похоже, в том, что выше (Бемидбар, 20:14) сказано (и Раши цитирует эти слова в рассматриваемом нами комментарии): «И направил Израиль послов к царю Эдома». Т.е. мы уже знаем, что послов рассылал («направлял») Моше. И тут вдруг «и направил Израиль». Почему вдруг Израиль, а не Моше? И Раши объясняет: кто более матери истории ценен? Мы говорим Израиль – подразумеваем Моше! Мы говорим Моше – подразумеваем Израиль и т. д. (Очень хороший, между прочим, был поэт Маяковский. Хотя тематика у него была еще та. Но даже с ней он справлялся.)

А то, что первым приведен другой стих, из книги Дварим – это потому, что в нем речь идет о посольстве к тому самому Сихону, в Эморею. В стихе же «И направил Моше» – о посольстве в Эдом. Вот Раши и упомянул первым стих, имеющий более прямое отношение к делу.

Допустим. Но к комментарию Раши все еще есть целый ряд вопросов.

Во-первых, к чему слова «эти стихи дополняют друг друга: один заключает, а другой открывает»? Разве это не становится очевидным из сказанного выше в комментарии?

(Да, почти то же самое сказано в мидраше Танхума, который Раши, в целом, цитирует. Но! Во-первых, Раши, цитируя мидраши, выбирает только те слова, которые нужны для его комментария. Цитирует свободно, меняя все, что находит нужным. И опуская все, что находит нужным. Особенно, когда никак не подчеркивает сам факт цитирования. Не добавляет «как говорят наши мудрецы» или т. п. Поэтому то, что что-то сказано в мидраше, само по себе никак не объясняет то, что эти слова приводятся Раши. Во-вторых и главных, в Танхуме написано: «Все слова Торы дополняют друг друга: один заключает, а другой открывает». Т.е. мидраш говорит о некоем глобальном правиле толкования слов Писания. Раши же сводит все к одному конкретному случаю. Зачем же для одного случая формулировать формулы, если все и так наглядно?)

Второе. «Моше есть Израиль, а Израиль есть Моше». Раши – не поэт. Он – комментатор (в данном случае – Пятикнижия). Слова тратит крайне экономно. Так зачем же ему удвоение. Понятно же, что если Моше – это Израиль, то Израиль – это Моше. Зачем удваивать, если нет цели выразиться поэффектнее?

В-третьих, если Раши все-таки нашел причину удваивать, то почему не удваивает заключительную часть фразы: «Глава поколения – как все поколение»? А где «все поколение – глава поколения»?

В-четвертых, зачем после слов «Глава поколения – как все поколение» добавляется «ибо Глава и есть все»? Мало того, что, на первый взгляд, ноль новой информации. Так еще и последние слова выглядят противоречащими первым: сначала говорится что глава поколения всего лишь «как поколение», а затем, что он же «все». Все – это все вообще, а не только одно единственное поколение. Нестыковочка!

Начнем с начала. Т.е. со слов Раши: «А в другом месте связывает отправление послов с Моше и т.д.» Почему было не сказать просто: «А в другом месте сказано: «И направил Моше и т.д.»»?!

Дело в том, что то, что о посольстве в Эдом сказано «и направил Моше», а о о посольстве в Эморею, к Сихону «и направил Израиль», никак нельзя объяснить в том ключе, что, мол, в Эдом направлял Моше, но не Израиль, а в Эморею Израиль, но не Моше.

Начнем с Эдома. Формально послов посылал Моше. В силу занимаемой должности главы поколения. Но вспомним риторику послов: «Так говорит твой брат Израиль«. Послы представляли весть народ Израиля и говорили от его имени.

И наоборот, когда говорится «и направил Израиль», имеется в виду, что посольство было направлено от имени всего народа. Но технически это было сделано Моше, как и во всех прочих случаях. (Правда, в мидраше «Лекет тов» сказано, что к Сихону послов посылали с разрешения Моше, но не сам Моше. Но то – мидраш. Нас же интересует прямой смысл слов Писания. По простому, при жизни Моше все делалось только по его слову.)

Получается, что по сути в обоих случаях имело место одно и то же: Моше направлял посольство от имени всего народа Израиля. Почему же, задается вопросом Раши, в первом случае (посольство в Эдом) Пятикнижие говорит о том, что «направил Моше», а во втором (посольство в Эморею, к Сихону) – «направил Израиль»?

И на этот вопрос Раши отвечает: «А в другом месте связывает отправление послов с Моше и т.д.». Дело не в том, что произошло фактически – произошло и там и там одно и то же. Вопрос только в том, с чьим именем Писание «связывает» то или иное посольство: Моше или Израиля. И почему посольство в Эдом связывается с именем Моше (хотя послы говорят от имени Израиля). А посольство в Эморею – с именем Израиля (хотя там этот факт отражения в риторике не находит).

Можно было попробовать объяснить разницу тем, что в случае с Эдомом инициатором посольства выступил Моше (точнее, инициатором выступил Всевышний, но этот факт не нуждается в упоминании, ибо все, что делает Моше, он делает в соответствии с волей Всевышнего и во исполнение оной, и это понятно по умолчанию). А в случае с Эмореей – Израиль (как пишет Раши в комментарии на Бемидбар, 21:22: «Хотя не было велено (Всевышним и Моше) предложить им мир, (сыны Израиля) были настроены к ним миролюбиво»).

Но Раши отвергает такое объяснение. «А в другом месте связывает отправление послов с Моше», – пишет он. Т.е. нет разницы между случаями. И в первом случае Моше отправлял посольство от имени всего народа. И во втором народ отправил посольство через Моше.

И именно в контексте этого объяснения Раши находит нужным подчеркнуть: «Эти стихи дополняют друг друга: один заключает, а другой открывает». Если бы слова «и направил Моше» «заключали» бы тему, то этим исключалась бы причастность к посольству всего народа, а слова «и направил Израиль» означали бы, что Моше не имеет отношения к посольству в Эморею. Но «один заключает, а другой открывает». Стихи дополняют друг друга в том смысле, что при их сопоставлении становится понятным, что в обоих случаях вовлечены были и Моше, и весь Израиль. Потому что «Моше есть Израиль, а Израиль есть Моше».

Как это работает? Объясняет Раши: «Глава поколения – как все поколение, ибо Глава и есть все». Есть два самостоятельных аспекта расклада. То, что «Моше есть Израиль», и то, что «Израиль есть Моше». То, что «Моше есть Израиль», объясняется тем, что «Глава поколения – как все поколение». А то, что «Израиль есть Моше», объясняется тем, что «Глава и есть все».

Поясним.

«Моше есть Израиль» в том смысле, что «Глава поколения – как все поколение». Это означает, что когда мы говорим, что Моше направлял посольства (или делал что-либо еще) от имени всего народа Израиля, имеется в виду не то, что Моше в силу занимаемого положения выступал от имени возглавляемого им народа, а то, что он, будучи главой поколения, по сути своей «как все поколение». Т.е. он на самом деле является персонифицированным воплощением всего поколения. И соответственно все, что он делает – делается всем народом Израиля.

То же, что «Израиль есть Моше» объясняется тем, что «глава и есть все». Глава поколения – это больше, чем сумма сынов поколения. Это еще и все нужды поколения. Материальные и духовные. И ман выпадал в заслугу Моше. И Тору сыны Израиля получили через него. И т. д. и т. д.

И в этом смысле «эти стихи дополняют друг друга»: из того, как они дополняют друг друга, становится понятным, что когда говорится о том, что Моше сделал то-то и то-то, это означает, что то-то и то то сделал народ Израиля. А когда говорится о том, что то то и то то сделал народ Израиля, это означает, что это сделал Моше. И Писание увязывает эти аспекты.

Интересно вот еще что. В мидраше Танхума, цитируемом Раши, используется термин «рош» (дословно «голова») прекрасно переводимый как «глава». Раши же заменяет его на «наси» (дословно «возносящийся») – «вождь» (в современном иврите, как в насмешку, используется в значении «президент»).

Разница очевидна: голова – это всего лишь еще одна часть тела. Пусть самая главная и т. д. Но «первая среди равных», не более того. По мнению же Раши, речь идет о человеке принципиально, качественно возвышенном над всем поколением. Человеке особого, уникального уровня. (Но при этом все-таки именно человеком. Это важно.)

Слова мидраша можно понять в том смысле, что у поколения есть глава, который, во-первых, действует от имени всего поколения, а во-вторых, консолидирует поколение, превращая совокупность людей, родившихся в одну эпоху, в единую духовную сущность.

Раши же говорит вот о какой поразительной штуке: глава поколения возвышен над всем народом во всех аспектах. В том числе и в тех, в которых, казалось бы, все равны. Он, оказывается, ровнее.

А с другой стороны, несмотря на возвышенность главы поколения над людми поколения, можно было бы предположить, что и его действия, поступки должны быть так же принципиально возвышены относительно них. Но в силу того, что «глава поколения и есть все», все действия главы поколения – действия самого поколения. Оказывающие на сынов поколения самое прямое воздействие, формирующие поколение и определяющие его. (Но не за счет свободы выбора каждого из сынов поколения, разумеется. Как сказал глава нашего поколения в ответ на просьбу одного из своих хасидов «повлиять» на кого-то там: «Что я могу поделать? Они уже отметили свои бар-мицвы».)

Что интересно, то, что «глава поколения и есть все» стало особенно заметно как раз в последних, казалось бы как раз совершенно отбившихся от рук своих глав поколениях. Уже благодаря тому, что эти поколения существуют.

А если кому-то не очевидно то, что само его существование (по крайней мере как еврея) обеспечивается усилиями главы поколения… не будем давать оценок его умственным способностям и тем более человеческим качествам.

Вот-вот должен прийти Машиах. Последний и ультимативный глава последнего поколения изгнания и первого поколения Избавления. Тогда все станет очевидным настолько, что и оговорить будет не о чем. Не только пятилетним адресатам комментария Раши, но даже… ну, там, кому не очевидна роль главы поколения в структуре еврейского народа.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, «Ликутей сихот» т. 33, стр. 131-137.)

Р-н Шауль-Айзек Андрущак


Вам может понравиться

Комментарии: