Вопрос дня: Что такое царь в иудаизме?

вопрос: что же такое царь в иудаизме? Сам институт царствования желателен или нет?

Этот вопрос легко задать, но сложно на него ответить. Поскольку однозначно ответить невозможно.

В книге Дварим (17, 14-20) сказано: «Когда придешь ты в страну, которую Б-г, Вс-сильный твой, дает тебе, и овладеешь ею и поселишься в ней, и скажешь: «Поставлю я над собою царя, подобно всем народам, что вокруг меня», — то поставь над собою царя, которого изберет Б-г, Всесильный твой: из среды братьев твоих поставь… Не можешь поставить над собою чужеземца, который не брат тебе. Только пусть не заводит он себе много коней и не возвращает народ в Египет… и не обзаводится множеством жен, дабы не развращалось сердце его, и пусть не умножает серебра и золота чрезмерно. А когда взойдет на престол царства своего, пусть спишет себе книгу Учения этого с той, что у коѓенов и левитов. И пусть будет она при нем, и пусть читает он ее во все дни жизни своей, чтобы приучился он бояться Б-га, …соблюдать все слова Учения этого, …чтобы исполнять их: чтобы не возносилось сердце его над братьями его и не отступал он от заповеди этой ни вправо, ни влево…»

Ну так мицва для евреев установление над собою царя или нет? Повелевает Тора иметь царя или только оговаривает условия (см. отрывок выше)?

И что было бы, если бы народ не попросил себе царя? Он бы не выполнил мицву, о которой говорится в Торе?

Если мы достаточно внимательно отнесемся к тому, как Тора говорит о царе, то поймем, что здесь присутствует слишком много «нет». Это можно сравнить с тем, как мать разрешает ребенку сделать нечто совсем нежелательное. Ведь бывают случаи, когда запретить очень сложно. И тогда разрешение нагружается множеством оговорок: не ходи туда-то, не говори с таким-то, не бери этого, не выноси того, не делай, не забывай…

Так и в разрешении об установлении царского правления мы слышим множество «нет» и «но».

Получается, что это нежелательная вещь, — разрешаемая, но не приветствуемая. Настолько не приветствуемая, что «пока не попросите, даже не будем об этом говорить. А уж если попросили, то что же с вами делать? Придется разрешить при условии, что вы соблюдете неукоснительно все предписанные вам «но» и «нет».

И как еще одно доказательство того, что это именно так, царь нежелателен, — книга пророка Ѓошеа (13, 11): «Дал Я тебе царя во гневе Моем и отнял — в ярости Моей».

Когда народ просит себе царя, Шмуэль реагирует очень болезненно. Всевышний тоже.

Ибн Эзра говорит, что царь — не мицва, он просто не запрещен. Рамбан рассматривает слова о царе пророчеством: когда народ попросит себе царя, будет ему царь. По Маймониду, царь — мицва.

Нужно понять, что никогда Раши, Рамбан и Маймонид друг с другом не спорят. Они только идут по чьему-то мнению, приведенному в Гемаре. Так, в Трактате Санѓедрин говорится: «Сказал Рав Йеѓуда: после того как мы захватываем Израиль, у нас есть три закона, которые выполняются в особом порядке: 1. Поставить над собой царя, 2. Воевать с Амалеком, 3. Построить Храм».

А Рабейну Неѓораи (есть спор о его имени) говорит, что о царе было сказано именно так: «Если попросите, вам не будет препятствий, но это нежелательно».

Третье мнение — мнение Рабби Элиэзера: «Старейшины хорошо попросили Шмуэля («Дай нам царя!»), а остальной народ потребовал некрасиво («Дай нам царя, как у всех народов вокруг!»)».

Шмуэль (I: 8; 4-8) говорит: «И собрались все старейшины Израиля, и пришли к Шмуэлю в Раму (здесь намек на то, что все в начале прилично). И сказали ему: вот, ты состарился (на самом деле, есть спор, кто сказал это, старейшины или народ, но по форме — явно народ), а сыновья твои не идут твоим путем; поставь над нами сейчас царя, чтобы судить нас, как (это) у других народов. И не понравилось это слово Шмуэлю, когда они сказали: дай нам царя, чтобы судить нас (они как будто отправляют его в отставку) И молился Шмуэль Г-споду, и сказал Г-сподь ему: послушай голоса народа во всем, что они скажут тебе, ибо не тебя отвергли они, а меня отвергли от царствования над Ними. Как поступали они во всех делах со дня, когда вывел Я их из Египта, и до сего дня, и оставляли Меня, и служили другим божествам, так поступают они и с тобою…»

Есть разные мнения по поводу того, в чем именно заключался грех народа, потребовавшего себе правления царя.

Согласно одному мнению, проблемой было слово «сейчас». Евреи могли бы сказать более мягко и деликатно: «Ты уже пожилой, и после того, как уйдешь, мы не хотим возвращаться к анархии. Пожалуйста, приготовь себе преемника, чтобы мы знали, кого поставить на смену тебе». Это было бы прилично и правильно. Словом «сейчас» они уже смещают Шмуэля с должности и требуют немедленно дать им царя.

По еврейскому закону, если кого-то назначили на должность, она закрепляется за ним до конца его дней.

Можно освободить человека от занимаемой должности только в том случае, если он сделал что-то ужасное. Тогда смещение с должности следует как наказание за преступление. В противном случае, смещение — это тяжелейший психологический удар, ничем не оправданный.

Если бы народ не попросил себе царя сейчас, он получил бы самого подходящего царя, которым мог стать только Давид.

Но евреи хотели сейчас. Давид еще не был готов взойти на престол. И евреям дают самое лучшее из того, что есть в данный момент. Это Шауль. Он не самый подходящий.

(Чтобы было понятно, приведем такой пример. Вы хотите купить обувь. Приходите в магазин. Но сегодня подходящей обуви нет. Однако вы в нетерпении, вы не хотите ждать до завтра и берете из того, что есть, самую хорошую/красивую пару. Не факт, что она вам действительно подходит).

Евреи хотят царя сейчас, и они его получают, и возвращаются к тому первоначальному греху, который был совершен Адамом.

Проблема Адама была не в том, что он съел не тот плод. Главное — съел не вовремя. Отсутствие терпения — самая большая наша беда.

Этот изъян подводит нас от раза к разу. Когда Моше должен был вернуться с горы со скрижалями, отсутствие терпения породило грех золотого тельца. Если бы народ подождал всего еще несколько часов, беды бы не случилось.

(Хозяйки знают, что еду, приготовленную на Шаббат, все хотят немедленно уже в пятницу. А в Шаббат она ничуть не вызывает ажиотажа. Вы спекли торт к чьему-то Дню рождения. Ваши домашние ходят вокруг него и облизываются, — попробовать бы! Вы зазеваетесь, и кто-нибудь постарается отхватить кусок или хотя бы слизнуть с краешка крем. Когда все сядут за стол, этот торт уже не будет столь интересен, момент испытания терпения окажется позади.

Это наш общий изъян, унаследованный от первого человека.

Адам не дождался трех часов! Если бы он выдержал испытание ожиданием, получил бы свой плод из рук Всевышнего. По одному мнению, это была пшеница, и тогда Всевышний дал бы Адаму халу; по другому мнению, это был виноград, и тогда Адам получил бы вино для кидуша, — ведь был канун Шаббата.

Именно поэтому каждый раз, сажая дерево, мы обязаны ждать, когда ему исполнится три года. Раньше четвертого года мы не имеем права есть плоды. Так  исправляется наше нетерпение).

Согласно другому мнению, грех евреев заключался в желании быть, как другие народы.

И это совсем уже плохо, потому что мы не должны перенимать то, что принято у народов, которые нас окружают.

По сути, выдвинув требование иметь царя, евреи выступили против еврейского суда…

продолжение следует

Вам может понравиться

Комментарии: