Урок недельной главы Торы: Любовь и коэны

Из трудов Любавичского Ребе

«Человек, на коже тела которого появится опухоль, или лишай, или пятно и образуется на их месте «цараат» – (язва, похожая на язву проказы), человек этот должен быть приведен к Аарону-коэну». В этом стихе говорится об одном из самых тяжелых видов нечистоты – о нечистоте «мецора».

В главах Торы «Тазрия» и «Мецора» говорится о язвах. На первый взгляд, может показаться, что речь идет об инфекционном заболевании, чем и продиктована необходимость строжайшего карантина. Но при более детальном рассмотрении мы видим, что это не совсем так. В Торе перечисляются «симптомы» не одного, а более 100 различных недугов, из которых ни один сегодня не известен медицине! И вообще – вирус ли это? Ведь логика подсказывает нам, что при первом же подозрении на подобную язву человека нужно немедленно изолировать от общества. Вместо этого Тора оставляет его среди людей «еще на семь дней». А если «язвы покрыли всю кожу человека с головы до ног, то он… чист», что вообще звучит нелогично!

Вот что пишет об этом Рамбам: «Таких язв не было в природе, они были даны евреям в качестве знака, некоего удивительного явления, чтобы предостеречь их от злословия. Сначала язвы появлялись на стенах дома, если это не помогало, язвы поражали предметы из кожи, и лишь затем переходили на тело».

Вся проблема заключается в том, что человек перестает воспринимать Всевышнего, как Первопричину всего происходящего в мире. Это дает ему право пересмотреть собственный статус в обществе, и, как нетрудно догадаться, для своей персоны он отводит далеко не последнюю роль. Теперь он абсолютно свободно может себе позволить подтрунить над другим человеком и (разумеется, шутки ради) посплетничать о нем.

Таким образом, «язва на теле» – это лишь последний этап той страшной духовной язвы, которая уже давно прогрессирует в душе человека, а теперь просто вылезла наружу и проявилась на теле! Когда становится известным, что кто-либо поражен этим недугом, его отделяют от всего народа. Он сидит один, вне лагеря, пока не излечится.

Итак, необходимо некое сверхъестественное явление, которое в глазах нашего эгоцентриста и сплетника, сможет вернуть Творцу полномочия единовластного хозяина, показывая ему, что во всем происходящем вокруг нас есть идея и контроль свыше. Этим явлением как раз и является «мецора». То есть «язва», в некотором роде, является «лекарством» от самой себя! Вот уж действительно: «Клин клином вышибают», или, как говорят евреи: «Все, что ни делается – все к лучшему». Это может выражаться в виде скрытого добра, когда цель – «предостережение человека от греха». Но может проявляться и в форме явного добра. Так, например, если «язвы» появились на стенах дома, то Тора требует, чтобы люди разбили его стены и извлекли пораженные «язвой» камни. Сказано в Мидраше, что богобоязненные евреи, исполняя это повеление, находили в стенах домов тайники кананейцев, в которых те прятали свои сокровища.

Но вернемся к нашему «пациенту». Только коэн – потомок первосвященника Аарона – может определить, поражен ли человек «мецора» и нужно ли его удалять за пределы лагеря. Когда коэн говорит человеку, что он нечист, того удаляют из лагеря, пока не очистится, то есть пока коэн не скажет ему, что он чист, как написано: «Если язва «мецора» будет на человеке, его нужно привести к коэну… и увидит его коэн… и признает нечистым…, то он нечист, отдельно он должен жить, место ему вне стана» (Ваикра 13, 46).

Коэну дана способность определять, кто чист, а кто нет. Даже если больного осматривает великий мудрец, в совершенстве знающий Тору, он не способен вынести решение о нечистоте пациента. Но если коэн скажет ему, что он нечист, – он действительно нечист, у него проказа, и он должен удалиться за пределы лагеря.

Даже если коэн – ребенок и не знает в достаточной степени законов о нечистоте проказы, но есть другой человек, не коэн, а великий ученый Торы, то, согласно закону Торы, только коэн словом своим может установить, кто чист, а кто – нет. В таком случае знающий законы о нечистоте объясняет их коэну, и только когда коэн скажет, что человек нечист, тот станет нечистым.

Почему же этого не может сделать тот, кто знает законы? Почему это может сделать только коэн?

Казалось бы, коэн целиком связан с понятием чистоты. Вся служба в Храме обусловлена этим: коэн в состоянии нечистоты не может исполнять свое служение в Храме. Понятнее было бы, если бы коэн делал человека чистым, а не нечистым.

Это становится ясным, если рассмотреть, в каком тяжелом положении оказывается человек, пораженный язвой «мецора»: он удален из лагеря, он будто оторван от всего народа. Сказано: «Отдельно должен он жить», — то есть он не может находиться вместе даже с другими зараженными такой же болезнью.

Решиться объявить человека нечистым, зная, какие последствия это влечет за собой, может только коэн, которого Тора именует иш хесед — «человек доброты». Коэны отличаются добротой, любовью ко всем евреям, кем бы они ни были. Это ясно выражено в благословении, которое произносят коэны: «..и повелевший нам благословлять Твой народ, Израиль, с любовью!»

Так как коэну свойственна доброта, он не сможет с легкостью сказать другому еврею, что тот нечист, причинив этим ему несчастье. Коэн хочет еврею добра, он всеми силами будет стараться, чтобы тот не был вынужден сидеть в одиночестве, вне лагеря. Другими словами, в душе коэна преобладает именно то качество, нехватка которого порождает чувство высокомерия и даже ненависти одного еврея к другому. Именно поэтому Тора поручила эту миссию коэнам: потому что есть у них в душе доброта, и лишь когда нет иной возможности, они определят человека прокаженным. Только доброму человеку можно поручить принимать решение о том, должен ли другой быть изолированным.

Для нас с вами это является практическим указанием: когда мы обнаруживаем в другом еврее недостаток, видим, что человек ведет себя не так, мы не имеем права осуждать его и отдалять – он не должен оказаться вне лагеря из-за того, что в нем есть недостаток. Даже если недостаток нам кажется настолько большим и непростительным, что, по нашему мнению, человека стоило бы «убрать подальше».

Прежде всего, мы должны испытать самих себя: действительно ли мы видим «зло» и недостаток в другом от любви к нему как к еврею, или же это отношение – отражение наших собственных недостатков, и причина тому – наши еще не исправленные свойства. Возможно, другой человек – «зеркало», отражающее наше внутреннее состояние, в том числе и наши недостатки.

Только когда мы уверены, что есть в нас подлинная любовь к другому еврею, что нами движет доброта и желание помочь, а не личностные эмоции, мы можем позволить себе решительное осуждение. Но в таком случае и тот, другой, почувствует, что мы хотим что-то в нем исправить из любви к нему, и будет склонен принять замечание. И именно благодаря такой подлинной любви, любви, не зависимой ни от чего, перестанет существовать причина Изгнания – беспричинная ненависть, из-за которой был разрушен Храм, и тут же наступит истинное и полное Освобождение, которое принесет наш праведный Мошиах.


Вам может понравиться

Комментарии: