Шабат-Шува

Суббота между Рош-Ашана и Йом-Кипуром называется Шабат Шува — из-за афтары на эту неделю. (Афтара — соответствующий данной недельной главе отрывок из Невиим, «Пророков»; его читают сразу после утреннего чтения Торы в синагоге.) После главы Ваелех всегда читают отрывок из Ошеа, начинающийся словами: «Шува Исраэль, Вернись, Израиль, к своему Б-гу, ибо оступился ты по своей вине». Как видим, главная тема здесь — тшува, раскаяние в проступках. Именно эта тема является самой актуальной перед Йом-Кипуром, днем последнего принятия на Небесах решения о наших земных судьбах. В эту субботу в большинстве общин после молитвы минха люди собираются в синагоге, чтобы прослушать урок раввина на тему тшувы. Рамбам написал в Законах тшувы: «Исправление и молитва хороши в любое время, но в десять дней, что между Рош-Ашана и Йом-Кипуром, они особенно желанны и принимаются (Небесами) сразу же».

Мудрецы заметили, что всем евреям надо с особым усердием заниматься в эту субботу Торой и заповедями, поскольку она — первая суббота года. Сказано в трактате Шабат: «Как только весь народ отметит как положено первую субботу — народы мира потеряют над нами власть»…

Вы, наверное, замечали, как много народу собирается в синагогах по праздникам и субботам. Между молящимися свободно ходят дети (если не сказать бегают), и новичку порой кажется, что ведут они себя слишком свободно, никого не стесняясь, а подчас даже мешая, причем никто их не останавливает. Почему? Ответ находим в нашей главе, в словах Моше, обращенных к Йеошуа бин Нун: «(После прихода народа в Святую землю, когда настанет срок приходить на праздник к месту, где будет стоять Храм) Собери народ — мужчин, женщин и детей, — дабы слушали они (Тору) и учились». Обратите внимание, собрать надо и детей. В трактате Хагига поясняется: чтобы те, кто их приводят, «могли получить награду за выполнение заповеди». Комментатор Раши спрашивает: что это за награда, если известно, что дети, мало что понимая в Торе, мешают занятиям и молитвам? И отвечает: оказывается, пусть они немного помешают родителям, но с детства привыкнут слушать слова Торы. Это будет большей наградой родителям, нежели их полная погруженность в речь раввина, который дает урок.

Кстати, Вавилонский Талмуд, из которого мы взяли цитату про награду тем, кто приводит детей, продолжает: «Когда услышал раби Йеошуа (мудрец эпохи Мишны) это объяснение, то воскликнул: Какая жемчужина была в ваших руках, а вы хотели скрыть ее от меня?!»

Чтобы понять смысл его восклицания, надо обратится к другому Талмуду — Иерусалимскому, трактат Евамот, где рассказывается о матери раби Йеошуа. Оказывается, когда ее сын был грудным младенцем, она приносила его колыбель в Дом учения, чтобы он с детства привык слушать слова Торы и прилепился к ним всей душой. Теперь, узнав от других мудрецов, что так предписывает поступать сама Тора, он восхитился прозорливости своей матери. А чтобы хоть немного воссоздать атмосферу той эпохи, откроем соответствующий эпизод и прочтем все сначала:

Передают наши учителя о двух учениках, которые пошли проведать заболевшего раби Йеошуа бен Хананья. Спросил их раби Йеошуа: «Что нового изучалось сегодня в Академии?» Ответили ему: «Мы — твои ученики, как мы можем сказать тебе что-нибудь новое из Торы!» Сказал он: «Тем не менее каждый день учится что-то новое. Кто давал урок в эту субботу?» — «Раби Элазар бен Азарья». — «А какой отрывок Торы он объяснял?» — Стих, начинающийся словами «Собери народ, мужчин, женщин и детей». — «И как он его объяснил?» — «Если мужчины приходят учиться, а женщины слушать, то зачем приводить детей? Чтобы дать награду тем, кто их привел в Дом учения». Воскликнул раби Йеошуа: «Жемчужина была в ваших руках, а вы хотели скрыть ее от меня?!»

Но вернемся к нашей Шабат Шува. Передают про Магида из Дубно (рава Яакова Кранца, известного рассказчика, который давал незабываемые уроки по Торе, полные глубоких аллегорий), что однажды он посетил Берлин, где на Шабат Шува зашел в синагогу маскилим, первых реформистов иудаизма, последователей Мендельсона. После молитвы (а тогда реформисты еще молились по еврейским молитвенникам, не обезображенным их собственными переводами и «исправлениями») Магида пригласили сказать несколько слов с кафедры. Но как ни старался прославленный раввин разжечь сердца слушателей горячей и яркой речью на тему исправления — видно было, что расшевелить скучающую аудиторию ему не удастся. Поэтому решил он закончить такими словами: «В одном городе жил кузнец, который каждое утро раздувал огонь в своей кузнице по-старинке — просто дул на угли что есть силы и они разгорались. Однажды он оказался в городе, где нашел в одной лавке кузнечный мех для раздува огня. Купил он его, вернулся домой и принялся раздувать огонь, но сколько ни бился — все было напрасно. Только через час он заметил, что взял погасшие угли. Мораль понятна: если в углях нет и следа пламени, то не помогут ни новый мех, ни энтузиазм кузнеца». С этими словами он покинул их синагогу.

Надеемся, что в наших еврейских сердцах еще достаточно огня, чтобы выслушать слова Торы и чтобы как следует подготовиться к Йом-Кипуру — самому еврейскому из всех дней года.


Вам может понравиться

Комментарии: